АРОМАТ ЧАЙНОЙ ЦЕРЕМОНИИ
    Можно знать, что такое и все о чае. Как его заваривать и все способы. Можно собрать коллекцию посуды, из которой пьют чай и т.д. Но… Но так никогда и не узнать, что такое чайная церемония для японцев. Ибо, иметь представление, кое-что слышать, видеть и (с другой стороны) понимать, знать, жить этим – это большая разница.
     Чайная церемония – это не просто традиция, соблюдение строгое обычаев предков или просто дань моде. Это жизнь японца. Это образ мысли и суть его. Это все вместе и по частям, но неразрывно одно от другого.
     Во многих религиях есть обряд очищения, связанный с омовением водой. Но можно человеку войти в воду и выйти из нее всего лишь мокрым, не более того. Сродни с этим примером усилия многих европейцев постичь смысл чайной церемонии. А ведь она стоит очень близко от духовного омовения водой. В некотором смысле она им и является (почему я пишу допущениями – потому что образ мысли европейца весьма и весьма разнится от образа мышления японца. Через допущения, примеры, притчи можно вдохнуть в себя то, нечто невесомое и невидимое, что окружает чайную церемонию тоже). Будем подходить к «ауре» чайной церемонии издалека, опираясь на наши мироощущения и понятия.
     Как нам понять душу японца, когда мы с трудом понимаем то, о чем они говорят? Обратимся к фильму «Сегун». Главный герой учится говорить по-японски. И как он поражается, узнав, что сказать: «Они идут» и «Он идет» - произносится одинаковым звуком. Как же различить? На первый взгляд ответ учителя поразительно безумен: «Надо говоря – думать, как японец».
     Чтобы думать, как японец, надо быть, как японец, особенно набожным человеком. Ибо секрет японской души, как и секрет всего остального, что связано с японцами, вплоть до их экономического «японского чуда», сокрыт в их особой набожности, религиозности. Они, однажды встав на свой религиозный путь, не уходили с него и не меняли его ни на какие посулы, тем более – атеистические. Вот и весь секрет их особой внутренней красоты и гармонии.
     Может все мое объяснение иллюзия и обман? Как и чем проверить сказанное? Элементарно.
     Вспомним тот же «Сегун». Произошли события, встряхнувшие героя. И учитель японского языка с радостью сообщает господину своему, что Аджен-сан понял закон кармы. Это очень важный момент ученика для дальнейшего восприятия японцев. А как же она узнала или может кто ей сказал, что Аджен-сан понял закон кармы? Все также просто и невесомо, как и чайная церемония. Учителем была женщина и при том обладавшая всеми качествами, необходимыми для понимания окружающего, т.е. чуткостью, наблюдательностью, отзывчивостью, душевной грамотностью.
     Вот еще пример. Джигарханян говорит Шарапову: «Женщину не обманешь. Женщина сердцем слышит.» (заметь, человек, я привел пример, и ты знаешь, откуда он и о чем он. Вот также легко и просто ты должен перемещаться в религии своей.)
     Так и с чайной церемонией. Для лучшего ее понимания надо иметь сердце хотя бы помягче камня. В противном случае понимание сведется к простому знанию, т.е. – по какому поводу церемония проводится, что за обстановка, убранство, сервировка должны сопутствовать и сколько раз кисточкой замешивать чай. Иначе говоря, человек познающий что-либо с закрытым сердцем, подобен побывавшему под святым дождем и вышедшему из-под него всего-навсего мокрым и не более того. А еще Иоанн Креститель предупреждал приходящих к нему: «Сотворите же достойный плод покаяния». И в основе – каменно людское сердце. Но если ты, старающийся понять смысл и суть чайной церемонии, человек религиозный, христианин, то растопи лед своего сердца в религии своей и прикасайся к неизведанному, но манящему тебя, этим самым верным и надежным «измерительным прибором» – живым сердцем. И наполнишь его радостью понимания и еще большей любовью к Господу Богу. Ибо если не наполняться любовью, то будешь ты подобен кимвалу звучащему, потому что знания надмевают, а любовь назидает и созидает.
     Чайная церемония – это в основном общение людей в немногословии. Это большей частью общение сердец, как пасхальная вечеря Христа или невыразимая радость христианина, которой он делится с другими, восклицая: «Христос воскрес!». Притом не надо иметь семь пядей во лбу, чтобы увидеть искренне ли, от всего сердца ли восклицает человек или просто по привычке. Хотя интонации те же.
     Аромат чайной церемонии великолепен и не с чем несравним. Его вдыхают не носом, как к примеру, аромат табачного дыма от курящего дорогой табак в курительной трубке.
     Кто бы ни объяснял тебе и ни расписывал, но пока ты сам своим старанием не пробьешь «стену неведомого», все бестолку тебе. Восточная мудрость говорит: «Хоть десять раз скажи: халва… халва. Во рту сладко не станет.»
     Европейцам сложно понять японцев и их традиции, ритуалы. А им нас – нет. Постсоветское пространство только-только выныривает из грязи атеизма. Но отказавшись от одного культа люди хватаются за другой. Как уже было сказано на страницах газеты: «Икона стала товаром, а товар стал иконой». Вдумайтесь, люди, в глубину падения своего. Вырывайтесь из него силой сердца и ума своего.
     Не все, конечно, плохо в плане духовного возрождения людей. Островки духовности присутствовали в обществе всегда. И эти островки – церковь Божия. Тянитесь к ней, прикрепляйтесь к ней, какое бы она название не носила (православная, католическая или протестанская). Любая церковь дорога Богу и о каждой Он проявляет заботу.

     Все. С Богом. Александр.